Каталог
Поиск
Версия для печати Версия для печати

Эллада: очерки и картины Древней Греции. Вильгельм Вегнер

Оценить
1500.00 руб.
На складе: да
Вес продукта: 1580 g
Кол-во:  

Эллада: очерки и картины Древней Греции. Вильгельм Вегнер.

Для любителей классической древности и для самообразования

М. : О-во сохранения лит. наследия, 2018, 880 с., ил.

Четвертое русское, исправленное и значительно допол­ненное издание (1900 г.) под редакцией проф. В.И. Модестова. Перевод с немецкого П. Евстафьева.

Научный редактор, автор вступительного слова и примечаний издания 2018 г. – главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор, доктор исторических наук Игорь Евгеньевич Суриков.

Перед читателем в «Элладе» Вегнера, точно в панораме, проходят живые, художественно исполненные, но в тоже время исторически верные картины кипучей жизни и быта древних эллинов, во всем их блестящем разнообразии, во всех фазисах их развития. Громкие дела великих героев Эллады, подвиги граждан, битвы, и войны, государственное и гражданское развитие страны, народные обычаи, картины природы, семейный быт – все это рассказано и описано автором в его замечательном труде с большим талантом и тщательностью, в удивительно про­стой, ясной и доступной форме. Но, кроме внешних событий, читатель найдет в «Элладе» наглядную характеристику всей духовной деятельности греческого народа, насколько она проявилась в науке, архитектуре, скульптуре, живописи, во всех творениях эллинского гения, в домашней и общественной жизни. Издание содержит более 400 иллюстраций, карты, схемы. До революции книга издавалась пять раз.



ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ 2018 ГОДА

Невозможно спорить с тем, что античность – одна из самых важных, интересных, богатых событиями эпох мировой истории. У нее и поныне немало поклонников среди широкой образованной публики. Фильмы, романы, пьесы на античные сюжеты традиционно пользуются большим успехом, в том числе и в России. 

В свете сказанного тем более прискорбно, что у нас ощущается серьезный дефицит дельной научно-популярной литературы об античных цивилизациях, в том числе о древнегреческой. Такая литература насущно востребована именно людьми, которые не являются профессионалами в области данной тематики. Ведь не будут же они читать сугубо специальные монографии и статьи, да даже если и будут – им это мало что даст: подобные работы ориентированы авторами на коллег-ученых, и, соответственно, обычно только им и понятны; кроме того, они, как правило, достаточно узки по кругу затрагиваемых вопросов. Массовый же читатель ждет отнюдь не этого, а общего очерка эллинской истории, который являлся бы компетентным по владению материалом, информативным по изложению и притом был бы написан доступным, а по возможности еще и живым, ярким языком.

Увы, приходится констатировать, что за послереволюционный период культура создания таких трудов у нас в значительной степени утрачена. Если за задачу популяризации научных знаний берется историк-специалист, то его тексты требованиям компетентности и информативности, конечно, соответствуют, а вот требованиям живости и яркости – как правило, нет. А если то же самое делает писатель или журналист – картина окажется прямо противоположной: будет занимательный и бойкий рассказ, но с массой грубых ошибок и непростительных вольностей.

Необходима «золотая середина», и в ее поисках подчас приходится обращаться к старым книгам, изданным в годы, когда еще не разучились интересно повествовать о сложном. Характерный образчик подобного подхода – как раз увесистый том Вильгельма Вегнера с кратким и емким названием «Эллада», впервые вышедший в конце XIX века и тогда же переведенный с немецкого языка на русский. Стоит отметить, что перевод осуществлялся под редакцией В.И. Модестова – выдающегося ученого, одного из самых блестящих в те времена отечественных знатоков античности. Со слабым текстом, не заслуживающим внимания, Модестов, естественно, работать бы не стал.

Чем привлекает труд Вегнера? Именно тем, что на его страницах буквально как живые встают древние греки – политики и полководцы, поэты и философы – с их делами, чаяниями, заботами. Пестрый мир греческих полисов (городов-государств) проходит перед нами, освещаются все главные события его истории. В эпохе автор разбирается прекрасно, нужным образом расставляет акценты, в максимальной степени концентрируясь на важнейших проблемах, но отнюдь не забывая и деталей – пусть второстепенных, но увлекательных или поучительных.

Начиная знакомиться с книгой, конечно, сразу ощущаешь, что она написана более столетия назад, но мы бы это назвали не «минусом», а, скорее, наоборот, «плюсом». Словно попадаешь в другой мир, окунаешься в неспешную, размеренную жизнь эллинов. Ритм этой жизни как бы отражен в стиле Вегнера, который ныне воспринимается, как подернутый патиной этакой «благородной архаики» – с множеством выражений и оборотов, теперь уже не употребительных, но тем не менее вполне понятных, порой с терминами в их тогдашней форме (например, «гелоты»: в современной российской науке этих подневольных работников в Спарте принято называть «илотами»). 

Может быть, не будет слишком неудачным следующее сравнение: это – как читать поэмы Гомера в классических переводах Н.И. Гнедича и В.А. Жуковского. Их язык с первых же строк воспринимается как весьма старинный, но здесь-то и лежит достоинство! Позже появились другие переводы и «Илиады», и «Одиссеи», куда более «современно» звучащие, во многом более точные по передаче терминологии… А тем не менее непревзойденными именно как шедевры словесности остаются те два, которые были упомянуты выше. В них прекрасно передано впечатление иной культуры, не похожей на нынешнюю. Греки – не наши современники, и важно понимать как раз то, чем они отличались от нас.

***

Есть и «другая сторона медали». Книга, впервые опубликованная так давно, разумеется, не могла не устареть в каких-то отношениях. Сказанное – ни в малейшей мере не упрек В. Вегнеру. Просто наука об античности, как и любая наука, не стоит на месте: постоянно появляются новые данные, с учетом которых приходится корректировать многие представления, казавшиеся незыблемыми. А за век с лишним таких новых данных прибыло, конечно, в весьма ощутимом количестве. За такой долгий срок, понятно, отчасти устаревают все работы, даже самые лучшие. 

Причем обратите внимание на эти оговорки: «отчасти», «в каких-то отношениях»… Скажем, подробный рассказ автора о событиях самого блистательного и «насыщенного» периода древнегреческой истории, V–V веков до н.э. (Греко-персидские войны, расцвет Афин, Пелопоннесская война, которую они вели со Спартой, далее – возвышение Фив, а затем Македонии, установление гегемонии Филиппа II в Элладе, прославленный восточный поход его сына Александра Великого…) и поныне, в общем-то, не нуждается в сколько-нибудь существенных исправлениях.

Необходимость корректировки относится только к тем частям труда, в которых речь идет о самых истоках греческой цивилизации, о ее древнейших этапах. Но вот об этом как раз сказать совершенно необходимо. 

Со второй половины XIX века имел место продолжающийся до сего дня бурный взлет классической археологии – той отрасли археологической науки, которая имеет дело с памятниками и артефактами античности. Только в силу этого взлета стали известны ученым самые ранние страницы истории Древней Греции, поскольку знания о них почерпываются почти исключительно из результатов раскопок.

Вегнер застал только самое начало этого процесса. Он в своей книге, в частности, упоминает обнаружение руин Трои Генрихом Шлиманом, хотя еще не осознает в полной мере громадного значения этого открытия. А ведь за ним длинной чередой, одно за другим, последовало множество новых, не менее важных. В «Элладу» Вегнера они просто физически не могли войти, поскольку состоялись уже после ее выхода.

Так, воистину эпохальным шагом явились исследования английского археолога Артура Эванса на Крите в начале XX века. После них появилась возможность говорить о первой критской цивилизации (ее назвали «минойской»), созданной догреческим населением острова. Она начала формироваться в III тысячелетии до н.э., а высшего расцвета достигла в первой половине II тысячелетия до н.э., отличаясь очень высоким уровнем культуры: критяне имели письменность, строили грандиозные дворцы, покрывали их стены великолепными фресками… Во времена Вегнера об этой цивилизации вообще ничего не знали, даже не подозревали о ее существовании! А ныне без ее рассмотрения невозможно написать никакую книгу по истории Древней Греции.

На протяжении прошлого столетия интенсивнейшие археологические работы велись в самых различных регионах бассейна Эгейского моря. Как следствие, современные работы об античности (имеем в виду любую литературу – научную, учебную, популярную) обязательно в качестве начальной главы содержат очерк того, что происходило в Элладе во II тысячелетии до н.э., в период, который у нас чаще всего обозначают как крито-микенский.

Но в труде В. Вегнера по причине, объясненной чуть выше, мы об этом периоде не встретим ни слова. Вместо того книга начинается детальным изложением основных древнегреческих мифов (автор еще воспринимает мифологию эллинов как их древнейшую историю и в данном отношении, собственно говоря, он идет по стопам самих этих  эллинов).

Глава о мифологических сказаниях, кстати говоря, подкупает своей большой информативностью, ее и в наши дни полезно будет прочесть кому угодно. Точнее, преимущественно-то именно в наши дни, когда мало кто хорошо разбирается в богатом и разнообразном мире греческих мифов: почти все знают их, в сущности, понаслышке – по детским мультфильмам да по поверхностной компиляции Н.А. Куна. Правда, читая пересказ мифов у Вегнера, следует учитывать: толкования, которыми эти легенды часто сопровождаются, стоят на уровне науки XIX века, а у современных специалистов нередко способны вызвать только ироническую улыбку.

Среди некоторых других устаревших черт книги, вызванных отсутствием достаточного количества достоверных сведений на момент ее написания, можно отметить, например, чрезмерное преувеличение роли финикийцев как «учителей» греков в начале их исторического пути. В. Вегнер исходил из того, что на момент появления эллинов на Крите его населяли именно представители финикийского этноса. Так, подчеркнем, полагали тогда многие, то есть подобный взгляд в позапрошлом столетии вовсе не считался ненаучным.

Однако в ходе упомянутых выше раскопок А. Эванса на острове ситуация с идентификацией его догреческих жителей стала принципиально иной. Выяснилось, что этот народ («минойцы» – такое условное наименование придумал для него Эванс), хотя и не был родствен грекам (носителям одного из языков индоевропейской семьи), но точно так же не был родствен и финикийцам (которые, как известно, принадлежали к семитам). А кому он в действительности был родствен – этот сложнейший вопрос и по сей день окончательно не решен: памятники письменности минойцев пока не удалось беспроблемно расшифровать и прочесть, поэтому древнейшие критяне остаются «этносом-загадкой».

Одним словом, тем, кто интересуется делами в Греции, которые имели место на протяжении бронзового и раннего железного веков, следует обратиться к более новой литературе (мы бы, со своей стороны, рекомендовали в первую очередь работы Ю.В. Андреева), ибо у В. Вегнера систематическое изложение эллинской истории начинается со времен Гомера (VIII век до н.э.). Но, повторим, это отнюдь не обесценивает его труд. Любая работа примечательна не тем, чего в ней нет, а тем, что в ней есть. А есть в книге Вегнера очень даже много, в чем легко убедится каждый, кто откроет ее и приступит к чтению. В добрый путь!

И.Е.  Суриков

доктор исторических наук,

главный научный сотрудник

Института всеобщей истории

Российской академии наук

Есть вопросы?

Вы можете задать нам вопрос(ы) с помощью следующей формы.

Имя:

Email

Пожалуйста, сформулируйте ваш вопрос об этой книге:


Введите число, изображенное на рисунке
code

(пусто)
 


© ЛитНаследие.
Создание интернет магазина — Сайт.ру